Рубрики
Астрология Взаимоотношения

Уроки Марса

Знание астрологии дает ключ к преодолению различных жизненных проблем и к развитию личности.

Известно, что черты характера, присущие конкретному человеку, можно увязать с теми или иными планетными влияниями. Но само по себе такое знание не имеет большой ценности, куда важнее понимать, как его использовать для собственной трансформации.

Сейчас я хотел бы поговорить на тему влияния Марса — планеты, связанной с конфликтами и войнами. Несмотря на то что большинство из нас в своей повседневной жизни напрямую не имеет отношения к военным действиям — дуэли, как известно, запретили уже давно, тем не менее, в арсенале многих из нас остается другое оружие, эмоционального толка. И вот здесь есть область для работы над собой.

Итак, разберемся, что это за планета такая — Марс?

Марс символизирует такие качества, как решительность, воля, отвага, смелость. Он связан с энергичными и активными действиями. Марс покровительствует военным и полицейским. Как известно, в греческой мифологии Марс — бог войны.

Это, несомненно, мужская и огненная планета — в том плане, что качества ее больше характерны для мужчин. Марс дает независимость, уверенность в себе, помогает действовать, осуществлять задуманное, доводить дело до конца.

Марс связан с технологиями (механизмами), вооружением.

С точки зрения аюрведы, Марс (при соответствующем его расположении в гороскопе) способствует формированию Питта-конституции.

Марс дает критичный ум, проницательность, логическое мышление.

Таковы его некоторые положительные свойства. Но всегда есть и обратная сторона медали.

Марс ведет к соперничеству, конфликтам, противостояниям, войнам. В обычной жизни, то есть в «мирное время», человек под влиянием Марса может слишком сильно стремиться к своим целям, буквально «идти по головам». Навязывать свою волю, действовать с позиции силы, не считаться с мнением другой стороны. Марс провоцирует агрессивное поведение, ссоры.

Как пишет Д.Фроули, Марс способен сжигать или дарить тепло, светить или чадить.

На физическом уровне влияние Марса может проявляться как травмы, несчастные случаи.

Итак, если говорить о порождаемых Марсом конфликтах, то это совершенно не обязательно физическое противостояние. Влияние Марса может проявляться на более тонком уровне.

Я пишу вроде бы банальные вещи, и кто-то скажет, мол, это обычная жизнь и что здесь такого. Но, если задуматься, то может показаться довольно удивительным, когда один человек вдруг позволяет себе выхватить воображаемую шпагу из ножен и без всякого предупреждения начать наносить раны в ментальном поле другого (о пресловутых дуэлях хотя бы уведомляли заранее). Еще более странно, когда это практикуется регулярно, как привычка. Просто представьте, если бы подобное — с такой же частотой и с таким же усердием — происходило на физическом уровне. Плохое настроение — взял выпорол кого-нибудь (более слабого, вероятнее всего).

Что интересно, такие «военные действия» — это то, что нередко встречается в семейных отношениях. С теми, кто нам не сильно знаком, мы готовы держать себя в руках. Но с близкими людьми это, по каким-то причинам, делать сложнее.

Взять хотя бы отношения между родителями и детьми — они бывают полны эмоционального насилия. Когда ругают за ошибки, унижают, пристыжают, наказывают, навязывают свое мнение, принуждают к чему-то, не оставляя никакой свободы выбора, даже просто одергивают по пустякам. Кстати, помимо всего прочего, такое поведение — это дурной пример для детей. Они, столкнувшись с этим в детстве, возьмут потом такую модель себе на вооружение (слово-то какое).

Способы коррекции

Нет смысла копать дальше, важнее разобраться с тем, как взять под контроль марсианские энергии, перевести их на более высокий уровень.

Поскольку чаще всего «атаки» происходят неосознанно, важно эту самую осознанность должным образом развивать. Что дает осознанность — так это возможность отслеживать свои внутренние реакции на те или иные раздражители и управлять реакциями внешними. О том, как повышать осознанность, пишут и говорят сейчас очень много. Способы, которые близки мне, — это регулярная практика йоги и медитации.

Очевидно, важно само мировоззрение. Позволять себе атаки на другого — это иметь определенную, специфическую, картину мира. Значит, такая картина должна быть скорректирована. В йоге есть один из принципов — ахимса, т.е. ненасилие. Не причинять другому вреда ни физически, ни на тонком (эмоциональном) уровне. Сразу это не заработает — человек не компьютер, который можно быстро перепрограммировать. Но регулярная сознательная практика ахимсы (включающая опять же осознанность, самоанализ и корректировку) обязательно принесет плоды.

Далее, из современных авторов мне импонирует Стивен Кови со своими семью навыками-принципами. Вот несколько из них:

  • думайте в духе «выиграл-выиграл»;
  • сначала старайтесь понять, потом — быть понятым;
  • достигайте синергии (стремитесь к творческому взаимовыгодному взаимодействию).

Что объединяет эти принципы — мы стараемся максимально учитывать мнение (позицию, состояние, обстоятельства) другой стороны. Не в смысле — пытаемся прогнуться («проиграл-выиграл» не подходит), а именно понять.

Здесь, казалось бы, нет какой-то прямой работы с Марсом, не видна прямая связь. Но, тем не менее, эти принципы, если их придерживаться в своей жизни, позволяют упредить потенциальный конфликт, а значит избегать «военных действий». Когда такие принципы входят в привычку, то личность меняется — происходит та самая трансформация, и Марс (в низшем своем проявлении) теряет над нами силу.

Но опять повторюсь — для того, чтобы все это эффективно работало, следует развивать осознанность! Это обязательно.

Еще один способ — снова из арсенала (опять марсианское слово) йоги. При работе над собой полезно развивать качества, противоположные тем, от которых хочешь избавиться. Значит, если у человека есть избыток гнева, агрессии, то нужно развивать любовь, милосердие, дружелюбие. Это метод замещения.

Развивая тему замещения, можно практиковать медитацию на свет (см. в самом конце статьи). Это скорее визуализация, нежели классическая медитация, о которой я написал выше. Существует еще такая разновидность практики, как метта-медитация, информацию о ней вы без труда сможете найти в интернете.

Интересный момент. В любой практике важна настойчивость и постоянство. А это обеспечивается качествами … Марса! Вот такой парадокс: мы исправляем свои недостатки, используя те же энергии (только в своем позитивном проявлении), которые эти недостатки и вызвали. Недостатки как продолжение достоинств — так ведь говорится?

В целом, к чему мы стремимся, на какой уровень мы переводим марсианские энергии?

На самом низшем уровне люди могут атаковать без всякой причины, даже когда им делают что-то хорошее. Затем, поднимаясь чуть выше, спусковой крючок срывается только в ответ на проявления агрессию. Такой вариант «око за око», когда возникает желание отомстить. Кстати, это бессмысленно — ведь раздача «наград» состоится при любом раскладе, и наши усилия тут особенно не нужны.

Высший пилотаж — умение сохранять дружелюбие, сострадание к атакующему. И не к абстрактному, а к атакующему лично тебя. Предвосхищая вопросы, ошибочно думать, что мы должны позволять обидчику продолжать действовать в том же духе. Право на защиту у нас, безусловно, никто не отнимает. Речь о другом — о внутреннем состоянии. Как мы относимся к агрессору?

И здесь снова помогает «сначала понять». Вспомните себя в раздраженном, озлобленном состоянии. Вам хорошо, приятно? Наверное, нет. Так и с остальными. Человек, по-жизни исполненный гнева, скорее всего, глубоко несчастен. Значит, мы вполне можем относиться к нему с состраданием. Ведь что-то подобное может произойти с каждым из нас — если мы окажемся в схожих обстоятельствах.

Дополнительно

Далее я перейду к более приземленным вещам.

Сильный Марс может вызвать увеличение Питта-доши в организме. Поэтому мы можем использовать рекомендации аюрведы, которые помогают уравновесить Питту. Эти рекомендации касаются питания, ароматов, трав, образа жизни и пр.

Обратите внимание на эту взаимосвязь: мы можем корректировать, к примеру, диету, а изменения проявятся на поведенческом уровне. Вот за это я люблю восточные науки — за системность и широкий охват.

Подробно расписывать рекомендации для Питты я не буду, подробности можно прочитать, например в этом материале.

В целом, методы уравновешивания Питты должны быть охлаждающими и успокаивающими. Диета с преобладанием сладкого, горького и вяжущего вкусов, она может включать сырые продукты, без вкусовых крайностей и чрезмерного количества специй. Воду лучше пить теплую кипяченую.

Благоприятны охлаждающие цвета — белый, синий и зеленый. Желательно избегать насыщенных или очень ярких цветов, особенно красного, а также острых форм.

Ароматы: сандал, ветиверия, хна, роза, лотос, жасмин, гардения, жимолость, ирис. Некоторым особенно воинственно настроенным людям такое может прийтись не по душе. Представьте себе — эдакий кшатрий, всегда готовый вступить в сражение, а ему предлагают понюхать жасмин! Но каждый созревает к тому, чтобы работать над собой, в свое время.

Наружно можно использовать лекарственные масла из брами или брингараджа (на основе кокосового масла) или обычные масла с охлаждающим эффектом (кокосовое, оливковое, подсолнечное; наносить на голову, область сердца).

Избегать длительного пребывания на солнце и на жаре.

Нужно освободиться от гнева, враждебности, склонности к спорам и от излишнего критицизма. Избегать ситуаций, создающих соперничество (помните — Марс подталкивает к этому?). Стараться говорить приятное для других, быть снисходительным и умиротворенным.

Из средств йоги хорошо использовать охлаждающие и успокаивающие асаны — это большинство сидячих или лежачих поз, стойка на плечах (саравангасана). Но вообще, на мой взгляд, можно просто регулярно выполнять асаны йоги (главное — избегать перегрева), и это непременно даст результат. Хотя бы потому, что наши эмоции отражаются на состоянии тела, работая с телом, мы так или иначе затронем те области, которые связаны с избытком Марса, а значит и повлияем на эмоциональные реакции.

Пранаяма (особенно охлаждающая, лунная) и, как уже было сказано, медитация — это также важные элементы в работе над собой.

Если Марс слабый

Марс в индивидуальном гороскопе может быть и ослаблен — это проявится в нерешительности, недостатке волевых качеств, энергии и мотивации, боязливости и пр. Такой человек также может не уметь адекватно выражать свой гнев. На физическом уровне возможно увеличение Вата-доши.

В таких случаях Марс усиливают. Но лучше делать это, предварительно посоветовавшись с астрологом. Марс — это вредитель, и его усиление может привести к проблемам (вплоть до травм).

Энергию Марса, как несложно догадаться усиливают «огненные» цвета и особенно — красный. Марсу подходят горячие (по своей энергетике) специи: корица, шафран, куркума, красный и черный перец. Сильный Марс, напомню, «охлаждают» горькими травами (алоэ, горечавка).

Энергию Марса укрепляют физические упражнения, занятия боевыми искусствами. Человек должен стараться стать более напористым, смелым, активным, экспрессивным и энергичным. Необходима дисциплина на различных уровнях — физическом, эмоциональном, духовном.

Однако такие методы могут усиливать негативные влияния Марса и пробуждать эгоистическое стремление к власти. За этим нужно следить.

Медитация на свет

«Поставьте перед собой зажженную свечу, сядьте перед ней на пол в позе лотоса или какой-либо другой удобной позе. Внимательно смотрите на пламя в течении некоторого времени. Затем, закрыв глаза, мысленно представьте пламя и перенесите его внутрь себя в межбровье. Далее опускайте пламя в свое духовное сердце, символически расположенное в центре грудной клетки. Когда пламя достигнет лотосоподобного сердца, медленно представьте, как его лепестки начинают медленно раскрываться один за другим под воздействием света, омывающего каждую мысль, каждое чувство, эмоцию и желание, удаляющего от туда темноту и невежество. Теперь уже в нашем сердце нет места для темных чувств и мыслей, божественный свет изгнал их.

Представляйте, что свет начинает все более и более распространяться. Он становится сильнее и ярче. Вот он проникает в ваши руки и ноги, и отныне они больше не будут совершать темных и злых действий. Они станут инструментами света и любви. Далее свет достигает вашего языка, и в результате ложь, злословие и злоба покидают его. Устремите свет к глазам и ушам, чтобы уничтожить там все темные желания. Пусть теперь ваша голова наполнится светом, и все злые мысли покинут ее, потому что злые мысли обитают только в темноте.

Постоянно представляйте, что свет становится все интенсивнее и ярче, и он станет таковым. Вот он уже выходит за пределы вашего тела, распространяясь расширяющимися кругами. Вы устремляете его на всех своих близких и любимых, родственников и знакомых, друзей и коллег, на своих врагов и соперников, незнакомых людей, на все живые существа, на весь мир, на всю Вселенную.

Оставайтесь некоторое время в этом захватывающем состоянии — состоянии свидетеля всепоглощающего света. Если вы поклоняетесь какой-либо особой форме Бога, то постарайтесь визуализировать эту форму во всепроникающем свете. Ибо свет есть Бог и Бог есть свет».

[Отрывок из книги Саи Бабы]

Похожие статьи:

Рубрики
Взаимоотношения Мировоззрение

Саммерхилл — остров свободы

В этой статье я хочу рассказать о книге «Саммерхилл — воспитание свободой», в которой описывается весьма нестандартный, а можно сказать и революционный, для обыденного понимания подход к воспитанию детей.

Автор книги — Нилл Александр — человек, который организовал в Англии частную детскую школу «альтернативного» толка и руководил ею, ни много, ни мало, почти 40 лет.

В качестве небольшого отступления: на мой взгляд, принципы, которым следует педагог, лучше всего проверяются при работе с так называемыми «трудными» детьми. Удается ли ему завоевать доверие у таких детей, установить с ними контакт? Получается ли у него «выводить их в люди»? С этим у Нилла (я позволю себе называть его по имени — оно по звучанию больше похоже на фамилию) все в порядке — результаты его работы при всем желании нельзя не признать успешным. Нередко родители направляли к нему своих бунтующих отпрысков на исправление, отчаявшись справиться с проблемами самостоятельно. И, как правило, потом не жалели.

Отмечу, что речь не идет о школе, в которую ученики приходят на полдня. Нет, это что-то типа интерната, где дети живут на протяжении семестра, возвращаясь домой лишь на каникулы. Правда, слово «интернат» вызывает у меня ассоциации с каким-то не самым приятным местом. Если использовать более понятные нам образы, то можно сказать, что Саммерхилл — это такой детский лагерь (хотя, для кого-то и это слово не покажется удачным) со школьной программой.

Итак, что такого особенного в школе Саммерхилла?

Я перечислю ряд моментов, которые показались мне наиболее важными. Это касается и принципов воспитания, которые при желании могут брать на вооружение родители, и принципов работы школы. Одно с другим, понятное дело, связано.

Общие принципы

(1) Вопреки распространенному мнению, что над детьми надо как-то специально работать — формировать у них правильное мировоззрение, прививать моральные нормы, учить манерам, целенаправленно развивать какие-то навыки и т.п., Нилл считает, что все необходимое у детей есть от рождения. Самое главное — не мешать им, а просто создать условия, при которых все нужные качества раскроются сами. Эти условия — доверие, приятие и … слово, которого Нилл немного остерегается, т.к. оно стало носить немного специфический оттенок.

«Счастье и благополучие детей зависят от степени любви и поддержки, которые они от нас получают. Мы обязаны быть на стороне ребенка. А это значит: давать ему свою любовь, но не собственническую и не сентиментальную. Следует вести себя по отношению к ребенку так, чтобы он чувствовал: вы любите и одобряете его. Если дети растут в семье, где царит атмосфера любви и приятия, никогда не возникнут злобность, ненависть и страсть к разрушению» (здесь и далее — цитаты из книги).

(2) Из этого следует, что детям важно предоставлять свободу. Но, как часто повторяет Нилл, свобода не есть вседозволенность. Свобода — не есть потакание. Свобода одного не должна нарушать прав другого. И свобода — это то, что дети могут переварить на данном возрастном этапе (помните известную фразу первого президента России про суверенитет?).

«Именно различие между свободой и вседозволенностью и не могут ухватить многие родители. В строгой, суровой семье у детей нет никаких прав, в испорченной семье у них есть права на всё. Хороша та семья, в которой у детей и взрослых равные права. Если трехлетний ребенок хочет пройтись по обеденному столу, вы просто говорите ему, что он не должен этого делать. Он обязан подчиниться, это верно, но и вам следует подчиниться ему, когда это необходимо. Я ухожу из комнат малышей, если меня об этом просят».

«Когда я говорю ребенку: «Возьми свои книжки и займись английским», он имеет право отказаться, если английский его не интересует. Неповиновение просто выражает его собственные желания, которые с очевидностью никак не нарушают еще чьи-нибудь интересы и даже не задевают их. Но когда я скажу: «Центральная часть огорода засеяна, никто не должен по ней бегать», все дети примут сказанное так же, как принимают команду Деррека: «Никто не должен брать мой мяч без спроса», потому что подчинение должно быть обоюдным».

(3) Философия Нилла — пробуждать в детях лучшее. Ключевое здесь — пробуждать. Но не принуждать. Невозможно заставить человека быть гением. Невозможно принудить жить с энтузиазмом. Принуждение — это про серость. Поэтому — никакого принуждения к чему бы то ни было.

Знатоки восточных наук любят повторять, что, по большому счету, есть две формы мотивации человека — это страх (перед наказанием) и любовь. Нилл однозначно за второй вариант, когда у ребенка появляется свой внутренний (не навязанный извне) мотив к тому или иному действию.

«Страх может сделать жизнь ребенка совершенно ужасной, и он должен быть устранен полностью — страх перед взрослыми, страх перед наказанием, боязнь неодобрения, страх перед богом. В атмосфере страха способна процветать только ненависть».

«Многие люди в глубине души уверены, что если детям нечего бояться, то они не станут хорошими. Но хорошие качества, вызванные боязнью ада, полицейского или наказания, вовсе не достоинство, а просто трусость. Достоинства, которые проявляются лишь в надежде на вознаграждение, похвалу или рай, — род взяточничества. Современная мораль делает детей трусами, заставляя их бояться жизни. Именно этот страх лежит в основе хорошего поведения дисциплинированных учеников».

(4) Те недостатки, которые есть у детей, должны изживаться естественным путем. Можно представить этот процесс таким образом. Сейчас ребенок, если говорить, например, о его поведении, находится в состоянии «А». А есть некое целевое состояние «Б». Так вот, бесполезно стыдить за состояние «А». Бесполезно заставлять перейти в состояние «Б» (путем убеждений, морализаторства, угроз). Он должен пройти путь от «А» к «Б» естественным путем. Это и есть развитие. Иначе, вероятно, состояние «Б» будет искусственным, лицемерным. А значит — недолговечным. Простейший пример — можно научить хорошим манерам (говорить какие-то правильные слова), но, если при этом человек внутри неискренен, держит камень за пазухой, то грош цена такому воспитанию.

«Просить ребенка быть бескорыстным неверно. Всякий ребенок — эгоист, и мир принадлежит ему. Когда у него есть яблоко, его единственное желание — съесть это яблоко. Главным результатом материнских призывов поделиться яблоком с маленьким братом станет ненависть к маленькому брату. Альтруизм приходит позднее и возникает естественно, если ребенка не учили быть неэгоистичным. Но он, похоже, никогда не приходит, если ребенка заставляли быть щедрым. Подавляя эгоизм ребенка, мать закрепляет его эгоизм навсегда».

(5) Наказания

Нужно ли прибегать к наказаниям — вопрос в данном случае риторический. Нилл не видит необходимости в каких-то специальных «актах возмездия», кроме тех наказаний, что естественным образом вытекают из проступков. Обычные же наказания (особенно физические), как объясняет Нилл, вызывают в ребенке ненависть к родителям, эта ненависть, в свою очередь, порождает чувство вины. И хотя чувство вины в связи с ненавистью к родителю дает внешнее раскаяние, ненависть эта никуда не улетучивается, а со временем усиливается и приводит к деструктивному поведению.

«Девятилетний ребенок, разбив окно мячом, придет и скажет мне об этом. Скажет, потому что не боится, что я разозлюсь и начну читать мораль. Ему, возможно, придется заплатить за окно, но он не опасается нотации или наказания».

«Когда я был молодым учителем и имел привычку бить детей, как это позволено учителям в Великобритании, я всегда больше всего сердился на тех мальчиков, которые меня не слушались. Мое маленькое достоинство чувствовало себя оскорбленным. За 50 лет моего преподавания в школах я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из родителей сказал: «Я побил моего ребенка, и теперь это хороший мальчик». Наоборот, сотни раз приходилось мне выслушивать одну и ту же печальную историю: «Я и бил его, и разговаривал с ним, и во всем ему помогал, а он становится все хуже и хуже».

(6) Поощрения

«Обычай вознаграждать ребенка таит в себе меньшую опасность, чем привычка его наказывать, но этот обычай тоже подрывает нравственность ребенка, хотя и более тонким образом. Награды не только не нужны — они приносят вред. Награждать ребенка за что-то им сделанное равносильно признанию, что само по себе это дело не стоило того, чтобы им заниматься. Ни один художник никогда не работает только за денежное вознаграждение, не меньшей наградой служит для него радость созидания. Кроме того, награды поддерживают самые скверные черты соревновательной системы. Сделать что-то лучше, чем кто-то другой, — скверная цель».

(7) Скользкие темы

Довольно много времени Нилл уделяет детскому интересу к теме воспроизводства потомства. По его опыту, все запреты, с этим связанные, — наказания, одергивание рук, истории про аистов и прочее, создают лишь те или иные психологические проблемы. Почему — потому что интерес к запретному только усиливается, а вдобавок к этому появляется и чувство вины в связи с таким интересом. Тема-то, как следует из родительской реакции, «грязная». Поэтому Нилл за то, чтобы говорить детям правду (но не впадая в крайности, т.е. все в соответствии с возрастом), избегать запретов и запугиваний (например по вопросу мастурбации).

«… молодой человек в 6 лет был пойман отцом за проявлением живого интереса к семилетней девочке. Отец его жестоко выпорол. Порка сделала мальчика трусом навсегда. На протяжении всей жизни он испытывал непреодолимое стремление повторять этот ранний опыт. Он как бы снова и снова искал порки, наказания в той или иной форме. Так, он мог влюбиться только в «запретный плод» — в уже помолвленную или замужнюю женщину и постоянно пребывал в ужасном страхе, что муж (или жених) его поймает и отколотит. Душа этого человека была несчастной, робкой, всегда приниженной, он постоянно ожидал опасности. Он говорил жизни нет. Наказывать ребенка за детский сексуальный интерес — надежный способ сделать его трусом».

(8) Религия, мораль, воспитание нравственности

Нилл считает, что детям вообще не следует усиленно «прививать» какие-либо ценности. По его мнению, разговоры/проповеди о морали и нравственности приводят к чувству вины и дальнейшим психологическим проблемам (т.к. ребенок понимает, что не соответствует «высоким стандартам», пресловутому состоянию «Б»). Как считает Нилл, религия для детей — это, в первую очередь, страх. Хотя, на мой взгляд, это проблема религии в современной ее подаче.

«На самом деле дети и молиться не хотят. У детей молитва — это притворство. Я спрашивал десятки детей: «О чем ты думаешь, когда читаешь молитвы?» Все рассказывают одну и ту же историю — они неизменно думают о других вещах. Ребенок и должен думать о «других вещах», потому что молитва ничего не значит для него. Она навязана ему извне».

«Родители редко понимают, какое ужасное влияние оказал на их ребенка непрерывный поток запретов, наставлений, нравоучений и навязывания ему всей системы нравственного поведения, до которой маленький ребенок еще не дорос, которую он не мог понять, а поэтому не мог и с желанием принять».

«Когда мать учит ребенка быть хорошим, она подавляет его естественные инстинкты. Она тем самым говорит ребенку: «То, что ты хочешь делать, скверно». Это равносильно тому, чтобы учить ребенка ненавидеть себя. Любить других при том, что ты ненавидишь себя, невозможно. Мы можем любить других, только если любим самих себя».

Как все это применяется в школе

Как уже должно быть понятно, школа не ориентирована на то, чтобы накачивать детей знаниями. Здесь, как следует из высказываний Нилла, больший уклон сделан в сторону воспитания личности. «Мне приятнее школа, выпускающая счастливых дворников, чем та, из которой выходят ученые-невротики» (хотя, по его словам, ни одного дворника они не выпустили).

(1) Учеба в школе не обязательна. Расписание уроков существует, но каждый ребенок сам решает, куда он будет ходить. В итоге, некоторые дети, вкусившие по полной прелестей обычных школ, могут гулять по нескольку месяцев, а то и лет!. Потом, правда, они обычно возвращаются к урокам (хотя бывали и исключения). Те, кто в Саммерхилле с 1-го класса, как правило, посещают всё.

«Вы не можете заставлять ребенка учиться музыке или чему-нибудь еще, не подавляя его волю и тем самым, хотя бы в некоторой степени, не превращая его в безвольного взрослого. Вы делаете из них людей, безропотно принимающих status quo, удобных для общества, которому нужны люди, послушно сидящие за скучными столами, толкущиеся в магазинах, автоматически вскакивающие в пригородную электричку в 8.30, — короче говоря, для общества, сидящего на хилых плечах маленького дрожащего человека — до смерти напуганного конформиста».

«Мы обнаружили, что ребенок, который не может или не хочет учиться читать лет, скажем, до пятнадцати, — это всегда человек с технической жилкой, впоследствии из него получается хороший механик или электрик. Что касается девочек, которые никогда не посещают уроков, особенно по математике и физике, такие девочки часто проводят много времени за рукоделием, и некоторые впоследствии становятся портнихами или дизайнерами одежды. Учебный план, который заставляет будущую портниху заниматься квадратными уравнениями или законом Бойля, абсурден».

«Интересно отметить, что свободные дети берутся за математику. Они получают удовольствие от географии и истории. Свободные дети отбирают из предлагаемых предметов только те, что им интересны».

(2) Детям предоставлены обширные возможности для занятий творчеством и для игр. Для этого в школе созданы различные мастерские — гончарное дело, работа по дереву, металлу, рисование, плетение корзин, работа с техникой и пр. Регулярно (еженедельно) проводятся театральные постановки.

«Книги — наименее важный инструмент школы. Все, что действительно нужно каждому ребенку, — это чтение, письмо и арифметика; остальное надо предоставить инструментам и глине, спорту и театру, краскам и свободе».

(3) В школе отсутствуют оценки и экзамены. Раз дети действуют, руководствуясь собственным интересом к предмету, необходимость в оценках отпадает.

(4) В школе отсутствует какой-либо элемент принуждения, угроз. По любым вопросам — учеба, питание, хобби, увлечения — дети принимают решения сами, их не заставляют делать что-либо. Нилл также утверждает, что родителям не следует внедрять дома какие-то трудовые повинности. Всему свое время, и детям нужны игры, творчество и прочие занятия, которые им интересны.

«Главная разница между Саммерхиллом и обычной школой состоит в том, что в Саммерхилле верят в личность ребенка. Мы знаем, что, если Томми хочет стать врачом, он будет сам, по собственной воле заниматься, чтобы сдать вступительные экзамены. А школа, которая построена на жесткой дисциплине, уверена в том, что Томми, если его не бить, не давить на него или не заставлять заниматься в определенные часы, никогда не станет врачом.»

«Когда приходит время, одаренные садятся и делают работу, необходимую, чтобы справиться с вступительными экзаменами в вуз. И за 2 с небольшим года мальчик или девочка выполняет работу, на которую в условиях строгой дисциплины у детей уходит 8 лет.».

(5) Дети живут в условиях самоуправления. Это, как говорит Нилл, один из главных инструментов, необходимых для «свободной» жизни. Потому что самоуправление дает каждому ребенку обратную связь — не нарушает ли он свободу другого.

Самоуправление реализуется через общее собрание школы. То есть собрание принимает решения по всем жизненно важным вопросам школы. В состав собрания входят все дети, а также персонал. Все голоса равны между собой. Участники собираются один раз в неделю.

Разумеется, не исключены случаи, когда собрание принимает решения не в пользу руководства школы (так, например, Нилл какое-то время никак не мог установить запрет на игру с мячом рядом с его кабинетом и т.п.). Бывали в школе и разные казусы, когда дети отменяли всю власть, все правила, но, убедившись в том, что это создает только проблемы, быстро возвращали всё обратно. Нилл, замечу, не противился ничему.

Собрание устанавливает как правила, так и наказания за их нарушения. Какие-то нестандартные случаи нарушений рассматриваются отдельно.

Однако Нилл признает, что по большому счету эффективное самоуправление возможно при наличии в школе хотя бы нескольких учеников старшего возраста. Они как бы будут задавать правильное направление. Те, кому младше 12 лет, еще не достигли необходимого уровня ответственности, хотя им, тем не менее, интересно участвовать в собраниях (хотя бы — учиться выражать и отстаивать свою точку зрения).

(6) Наказания в школе существуют, но их устанавливает общее собрание. Определенные виды нарушений автоматически подпадают под штрафы, часто — денежные (скажем, взял без спроса чужой велосипед, бросался едой в столовой, «дебоширил» в кино — заплати); бывает, что наказывают, запрещая какое-то время ходить в кино.

Какие-то нестандартные случаи собрание рассматривает отдельно. Бывало так, что собрание решало не наказать провинившегося (например, того, кто уехал кататься на чужом велосипеде), а помочь ему (скинуться на ремонт его собственного велосипеда, если ребенку перестали присылать карманные деньги).

Никогда наказания не сопровождаются моральной «накачкой» (типа «воровать — это безнравственно») или запугиванием. Физических наказаний (которые были типичны для Англии) в школе нет.

Воровство никогда не наказывается, но украденное всегда должно быть возмещено. Если какой-то случай воровства Нилл считал психологической проблемой, то он работал с таким ребенком индивидуально (наказывать в таком случае бесполезно). Подробнее об этом — чуть ниже.

(7) В школе нет религиозных проповедей — причины уже объяснены.

(8) Особняком стоит выделить работу с трудными детьми, у которых протест против воспитания в родительской семье / системы обучения в школе принимает разные деструктивные формы. Так, например, одно время Нилл проводил сеансы психотерапии, разбираясь с разного рода подсознательными программами (в основном, они происходили из сексуальных запретов). Затем он убедился, что в условиях свободы психотерапия особенно и не нужна — дети «излечиваются» сами собой. Интересная практика — это вознаграждение (в буквальном смысле, денежное) за какие-то протестные вещи (воровство, порча имущества и пр.). Такие вознаграждения помогали детям довольно быстро избавиться от деструктивного поведения.

(9) Так как подавление и запреты в школе не практикуются, то расход предметов быта здесь повышенный.

«У маленьких детей нет уважения к вещам. Они не разрушают их умышленно — они разрушают бессознательно. И не только школьным имуществом пренебрегает ребенок и разрушает его: он через три недели после покупки бросит под дождем и свой новый велосипед. Склонность ломать и разрушать у детей в возрасте 9 или 10 лет не является ни злостной, ни антиобщественной. Просто у них еще нет представления о вещах как о чьей-то собственности. Меня не трогают призывы поборников дисциплины, считающих, что надо заставить детей уважать собственность, поскольку это означало бы принести детскую игру в жертву имуществу. Я полагаю, что ребенку следует предоставить возможность прийти к пониманию ценности вещей на основании собственного свободного выбора. Когда дети выходят из предподросткового этапа безразличия к имуществу, они приобретают уважение к собственности».

Каковы же результаты такого воспитания и обучения?

«У нас почти никогда не бывает драк — ссоры, конечно, неизбежны, но мне редко доводилось видеть кулачные бои вроде тех, в которых я участвовал мальчиком. Также редко я слышу, чтобы дети кричали, потому что у свободных детей, в отличие от подавленных, нет ненависти, которая требует выражения. Ненависть вскармливается ненавистью, а любовь — любовью».

«В большинстве школ, где мне пришлось преподавать, учительская была маленьким адом, полным интриг, ненависти и зависти. Наша учительская — счастливое место. В условиях свободы взрослые, как и дети, обретают счастье и доброжелательность. Бывает, что кто-то из новых членов нашего коллектива поначалу реагирует на свободу почти так же, как дети: он может ходить небритым, подолгу валяться в постели утром, даже нарушать законы школы. К счастью, у взрослых изживание комплексов обычно происходит быстрее, чем у детей».

«Я вижу плоды несвободы и подавления в тех новых учениках, которых ко мне переводят из приготовительных и монастырских школ. Эти дети — смесь неискренности с невероятной вежливостью и фальшивыми манерами. Их реакция на свободу стремительна и предсказуема. Первую пару недель они открывают дверь перед учителями, обращаются ко мне «сэр» и тщательно умываются. Они смотрят на меня с «уважением», в котором легко прочитывается страх. Через несколько недель свободы они показывают себя истинных: становятся грубыми, неумытыми и утрачивают все свои манеры. Они делают все то, что раньше им запрещали: сквернословят, курят, ломают вещи, при этом сохраняют неискреннюю вежливость в глазах и в голосе. На то, чтобы расстаться с неискренностью, у них уходит по крайней мере полгода. По истечении этого срока они утрачивают и притворную почтительность обращения к тем, кого считали властью. Всего через 6 месяцев они становятся естественными здоровыми детьми, которые говорят то, что думают, без смущения или грубости. Когда ребенок достаточно рано обретает свободу, ему не приходится проживать эту стадию неискренности или притворства».

«При подлинно совместном обучении, а не таком, при котором мальчики и девочки только сидят вместе за партами в классе, но живут и спят в разных зданиях, практически исчезает нездоровое любопытство друг к другу. В Саммерхилле никто не подглядывает в замочную скважину. Здесь гораздо меньше беспокойства по поводу секса, чем в других школах».

«Свобода означает и победу над невежеством. Свободным людям не понадобится цензура ни в пьесах, ни в одежде. Свободные люди не интересуются шокирующими вещами, ибо их ничто не может шокировать. Учеников Саммерхилла нельзя шокировать не потому, что они погрязли в грехе. Они изжили свой интерес к шокирующим вещам и больше не нуждаются в них ни как в предметах для разговора, ни как в поводах для юмора».

«Неразборчивость в сексуальных связях по своей природе невротична. Беспорядочный секс — прямой результат подавления, он всегда — несчастливый и стыдный. Подлинная свобода в любви не ведет к беспорядочным связям. Любовь не может длиться вечно, однако у здоровых людей, пока любовь есть, она настоящая, верная и счастливая».

«Наши хорошие манеры вырастают из нашего самоуправления, потому что каждый из нас постоянно вынужден учитывать точку зрения другого. Немыслимо, чтобы кто-нибудь из детей Саммерхилла насмехался над заикой или глумился над хромым. А мальчики из приготовительной школы порой делают и то и другое. Мальчики, говорящие «пожалуйста», «спасибо» и «простите, сэр», на самом деле довольно часто совершенно равнодушны к окружающим».

«На протяжении почти 40 лет я наблюдал, как злобные, нахальные, полные ненависти дети вступают в свободную атмосферу Саммерхилла. В каждом случае перемены происходили постепенно. Со временем эти испорченные дети стали счастливыми, общительными и дружелюбными. Невроз начинается с родительского насаждения дисциплины, которое прямо противоположно родительской любви. Человечество не может быть добрым, если подходить к нему с ненавистью, наказанием и подавлением. Единственно возможный путь — это путь любви».

Из доклада инспекторов-ревизоров (опубликовано также в книге Нилла):

«Дети полны горячего интереса к жизни, в них нет и следа скуки или апатии. Всю школу пронизывает атмосфера удовлетворенности жизнью и терпимости всех членов сообщества по отношению друг к другу. Поведение детей просто восхитительно. В соблюдении некоторых условностей им, возможно, и недостает каких-то навыков, но дружелюбие, легкость, естественность, полное отсутствие как застенчивости, так и самолюбования делает их очень легкими и приятными в общении людьми. Система воспитания, действующая в школе, поощряет инициативу, ответственность и сотрудничество, и, насколько о таких вещах вообще можно судить, они здесь действительно развиваются.

… Образование, полученное в Саммерхилле, вовсе не перекрывает дорогу к успеху в мире. Среди выпускников Саммерхилла имеются капитан королевских инженерных войск, командир батареи, летчик — пилот бомбардировщика и командир эскадрильи, старшая медсестра, стюардесса, кларнетист гвардейского оркестра, сотрудник королевского колледжа, танцовщица в известной труппе, радист, корреспондент серьезной национальной ежедневной газеты и специалист по маркетингу в большой фирме. Есть среди них люди, имеющие ученые степени, в частности такие: бакалавр Кембриджа по экономике, бакалавр наук первого класса по физике Лондонского университета, бакалавр искусств Кембриджа по истории, бакалавр искусств первого класса Манчестерского университета по современным языкам…

Сексуальные чувства неизбежно возникают в любом сообществе молодых людей, и их, конечно, невозможно устранить с помощью разных запретов. Фактически подобные запреты только разжигают интерес к этой сфере. Но все же, как соглашается сам директор, полная свобода выражения сексуальных чувств невозможна, даже если она желательна. Единственное, что можно со всей определенностью сказать по данному поводу: трудно найти более естественное, открытое, без всяких задних мыслей собрание девочек и мальчиков, а крупные неприятности, которых можно было бы ожидать в подобной ситуации, ни разу не случались за все 28 лет существования школы.

…Без всякой натяжки можно сказать: многие христианские принципы воплощены в практике этой школы, и там есть немало такого, что одобрил бы всякий христианин».


Ну и снова от Нилла: «Как можно взрастить счастье? Мой ответ таков: отмените власть. Дайте ребенку быть самим собой. Не подталкивайте его все время. Не учите его. Не читайте ему нотаций. Не пытайтесь его возвысить. Не заставляйте его делать что бы то ни было. Возможно, этот ответ вам не подходит, но, отвергая мой, вы обязаны найти лучший».

Я рекомендую эту книгу к прочтению всем родителям — и не потому, что призываю непременно копировать то, что в ней изложено. Вообще, мне показалось, что деятельность Нилла — это протест против существовавших в его время (а жил он с 1883 по 1973 г.) устоев. Но времена меняются. Однако в чем я абсолютно уверен, книга даст хорошую пищу для размышлений.

Продолжение следует…

Рубрики
Взаимоотношения

Про маленьких царей

Небольшая зарисовка из жизни на тему взаимодействия с детьми.

Иногда кажется, что сподвигнуть маленького ребенка на что-то не особо интересное — задача невыполнимая. Сложно представить себе, как, например, дети с радостью, бегут умываться, чтобы потом также радостно лечь спать.

Но есть кое-какие ключи и в общем-то даже такое немного унылое занятие может стать довольно интересным.

— Ярослав, идем купаться.

— Не хочу. Хочу купить машинку. Эту (показывает картинку из каталога; кто вообще положил каталог на самом видном месте???)

На сцену выходит на наше счастье оказавшийся под рукой мамонт (игрушечный, конечно):

— Ух ты, какая красивая машинка. Вижу, она тебе нравится. Вот бы купить такую… Ты знаешь, я целый день бродил по лесу, устал, испачкался. Помой меня, пожалуйста, а? Спать так хочется… (и еще немного в том же духе).

Берет мамонта, несет купать.

В чем секрет?

  1. Проявляем понимание и разделяем чувства — в итоге помогаем преодолеть негативные эмоции. У каждого ведь свои проблемы. Даже если со стороны детские проблемы кажутся маленькими, на самом деле они могут причинять не меньшие беспокойства, чем большие проблемы — взрослым.

  2. Создаем небольшую сказку — то есть заинтересовываем. Нет смысла действовать в духе «игры закончились»; пусть они всегда продолжаются. Это же дети, а не солдаты в казарме :)

Кстати, сказки — это наша палочка-выручалочка. Будучи недавно в путешествии, мы регулярно питались в общественных местах. Что это такое с маленьким ребенком — знающие люди поймут. Это не хочу. Вот не хочу и все. Даже пробовать не стану. Зато можно порезвиться — вы же уже напряглись из-за того, что перед другими неловко. Ох, я сейчас выбью из вас эти предрассудки. Или — хочу то, что у тебя на тарелке, причем немедленно. Знаю, что у взрослых перченое — буду морщиться, но съем. А если вдруг что-то упадет на пол… ? А если…

Так вот, с собой у нас всегда в обязательном порядке было несколько машинок. Их ведь можно покормить-попоить, они могут рассказать, где были, пробовали ли они раньше такую еду, где ее видели, где она растет и т.п. Однажды машинок с нами не оказалось (наверное уехали по делам), ну что ж… Тут как тут на столе оказались соль и перец — такой сюжет оказался весьма неожиданным (не это ли как раз нужно?). Главное — импровизировать! :) То же самое и с купанием.

И еще. Все вышеизложенное — конечно, в большей степени для совсем маленьких (герою повествования на тот момент было два с половиной года). Это возраст, когда, согласно древней восточной традиции, к ребенку относятся как к царю (и так — до 5—7 лет). Только прошу не путать с баловством. Просто смысл в том, что объяснять и требовать что-либо еще рано, поэтому важно: а) избегать сложных ситуаций (а значит их нужно предвидеть), б) отвлекать. К тем, кто повзрослее, подход несколько иной, хотя общая идея, пожалуй, такая же.

Несколько полезных ссылок по теме:

Рубрики
Мировоззрение

О пользе чтения, или Сказка как образ жизни

Иногда я сталкиваюсь с дилеммой — прочитать новую интересную книгу, которая уже притомилась в моем «листе ожидания», или заново перечитать старую? И то, и другое может быть весьма полезным (я сейчас веду речь о книгах, так или иначе связанных с собственным развитием). Лучше, конечно, читать книги так, чтобы такой проблемы потом не возникало. Но не всегда это возможно — какие-то идеи просто не улавливаются — например, если сознание не готово к какой-то новой концепции (особенно если она сильно отличается от прежней).

Я помню, как в свое время прочитал книгу «Перестаньте детей воспитывать, помогите им расти». Нашел много полезного, основные идеи прилежно законспектировал, а некоторые важные тезисы распечатал на бумаге, повесив на холодильник. Вроде бы все было разложено по полочкам и усвоено! Спустя несколько лет, что-то иррациональное заставило меня вернуться к этой книге (вообще, сложно поддаваться иррациональному, особенно если ты сильно зависим от интеллекта — он постоянно пытается устроить жизнь логически правильно и это представляет собой определенную проблему).

И что же? Я обнаружил, что … основная идея книги была мною со временем забыта! Вроде бы разные техники и речевые обороты остались, что хорошо. Но авторы пытались донести простую мысль о важности безусловной любви. И мысль простая, и разжевано все было вполне, но оказалось, что самое главное можно легко забыть.

Еще интересно, что повторное чтение вывело меня на другую книгу этих авторов (а авторов зовут Заряна и Нина Некрасовы — это мама и дочка) под названием «Как найти контакт с ребенком? Сказочные возможности». Оказалось, что это — то, что я как раз искал, причем совсем для другого, вне связи с воспитанием детей! Как важно прислушиваться к внутреннему голосу!

Но и для общения с детьми книга тоже оказалась весьма и весьма полезной. Вообще, чем мне нравятся эти авторы — они, по моим ощущениям, в первую очередь чувствуют, а потом объясняют. Бывает ведь, что есть только второе, без первого. В данном случае это не так. Так вот, практическая польза просто невероятна: если на ходу придумать сказку (или маленькую историю), то можно отвлечь ребенка, пожалуй, в любой щекотливой ситуации! Начинаешь чувствовать себя волшебником :) Вы в магазине, ресторане или любом другом общественном месте, а ваше чадо отчего-то запротестовало — пара героев из любых предметов, незатейливый сюжет и настроение меняется на 180 градусов!

Сказка — это как образ жизни. Она поможет избавиться от скуки, занудства, рациональности, логики и прочих помех для интересной и творческой жизни. Так что и для взрослых польза от такой книги будет налицо. Если только сознательный ум не будет сильно сопротивляться :)

Дарите друг другу сказки!

Рубрики
Взаимоотношения

Как воспитывать детей?

Как воспитывать детей — вопрос явно не для раскрытия в формате статье блога. Существует множество книг, концепций, авторов, родительских историй…

Но все-таки есть некоторые базовые принципы. И один из них весьма прост для понимания.

Вот перед глазами совсем еще малыш. Годика полтора. Только что он наблюдал за тем, как его папа колет дрова. А теперь сам взял полешко и бьет им по земле. Торцом так — как будто тоже колет. Ну вот пока так.

А в другой раз он увидел, как заворачивают шурупы. Потребовал себе отвертку и тоже пошел деловито крутить то там, то сям.

Так, а вот он добрался до чьего-то мобильного телефона. Со знанием дела прикладывает к уху: «Ао… Да! Пока!» Ну и еще что-то там на своем языке.

Вы понимаете к чему я? Дети все впитывают — больше, чем мы думаем, они могут впитать. Через наше повседневное поведение передается потомкам наша семейная карма. С детьми бесполезно пускаться в пространные разговоры, в чтение морали. Нужно, в первую очередь, быть примером для подражания. Достойным примером, конечно же. Поэтому воспитание детей — это процесс прежде всего работы над собой (коль скоро такая работа не была проделана заблаговременно, а дело обычно именно так и обстоит).

Так что призывы к правильным действиям на фоне собственных неправильных действий — это самое плохое, что можно придумать. Потому что так и рождается протест против тех норм, к которым мы призываем. «Делай, как я говорю» — это не лучший принцип. По крайней мере, хорошо бы исключить слово «говорю».

Рубрики
Взаимоотношения

Один день

Воспитание детей — это, прежде всего, работа по изменению себя. Хорошо, когда начинаешь видеть результаты этой работы. Самое сложное — это трансформировать информацию о том, как надо себя вести, в конкретные действия, в навыки. Можно перечитать гору книг, но так ничему и не научиться. Нужны практика и постоянная внимательность к себе. Удивительно, как в течение одного дня мне предоставилась возможность отточить сразу несколько навыков.

* * *

Эту поделку мы создавали долго. Обсуждали, спорили, искали нужный материал. Я старался особо не встревать со своими идеями, предоставив ему максимум свободы в творчестве. Пусть и получилось не совсем опрятно и скорее даже немного неряшливо. Но зачем нужны эти лоск, аккуратность и выдержанность? Процесс, а не результат.

Но это прелюдия. А история такая. Утро, собираемся выходить из дома. «Держи поделку». Берет. Через мгновение роняет. Хрупкой стороной на пол, конечно же. Нетрудно догадаться, какие у меня первые мысли: «Ну как же так! Почему нельзя быть внимательнее?! Почему такое происходит регулярно?!». Стоп! Конструктив отсутствует как класс. Глубокий вдох-выдох, затем: «Сейчас все быстро исправим. Шляпу снеговика пока отложим, наденем в садике. Елки воткнем обратно».

Уфф. Хорошо, что обошлось без критики. Учатся ведь на примере: надо учить тому, чтобы спокойно и хладнокровно исправлять ошибки, а не работать языком, проклиная окружающих и ища виноватых. Кажется, это называют проактивностью.

* * *

«Папа, запиши меня в другой сад!!! Они там все ***» Далее следует не то, чтобы что-то непечатное, но и не совсем приятное. Разберемся с этим позже. Осуждать за эмоции я вроде бы уже отучился. Это хорошо — не будет загонять эмоциональные проблемы в подсознание, меньше будет проблем во взрослой жизни. Спокойно выслушиваю. Немного помогаю разобраться в себе: «Тебя возмутило, что он обманул воспитательницу и свалил все на тебя? Да уж. И это сделал лучший друг?! Представляю, как ты возмущен!». Тут требуется время. Потихоньку успокаивается. Потом снова накатывает: «Он мне больше не друг! Я его ***». Пора корректировать: «Так поступать нельзя. Тебя обидели — пойди объясни ему, что ты чувствуешь. Угрожать не надо». Идет, объясняется. Как может. С той стороны — что-то типа извинений. Полегчало. Уходим. «Не буду с ним больше дружить!» — «Хорошо-хорошо». К понедельнику остынешь.

* * *

«Папа, а давай завтра пойдем в кино на динозавров?». Хорошо, что слова не успевают за мыслями, потому что в голове что-то типа: «Эмм… не слишком ли — ты же вчера на них был?». Нет, осуждать за желания я не буду. Это же будущие комплексы. Мы все чего-то хотим. И мало ли, что кому-то наши желания кажутся кому-то неправильными. Но сразу исполнять тоже не считаю нужным: «Дорогой, завтра — никак. Давай попробуем сходить на каникулах».

* * *

Пожалуй, кое-что уже получается…

Рубрики
Взаимоотношения

«Мамам и папам детей с небес»

Предлагаю вашему вниманию небольшой конспект книги Р.Нарушевича «Мамам и папам детей с небес. Ведические принципы позитивного родительства».

Правда, это не полный конспект: я пропускал какие-то вещи, которые для меня были очевидны, хотя вполне возможно, что для кого-то они могли бы оказаться важными.

Итак, вот что получилось:

  • Принципы позитивного родительства:

    • Ты можешь быть другим и отличаться от других
    • Ты можешь совершать ошибки
    • Ты можешь выражать негативные эмоции
    • Ты можешь хотеть большего
    • Ты можешь сказать «нет», но последнее слово — за родителями
  • Неправильный подход: у меня хорошее настроение — ребенку можно все; плохое — я наказываю. К чему ведет: а) к бунту со стороны детей; б) к самоуничтожению со стороны детей

  • Детям до 5 лет нужна защита и любовь. Тот, кто недополучил любви, не сможет ее отдавать (отдавать будет нечего)

  • Присутствие рядом несчастливого родителя дает сигнал: «Я что-то делаю не так»

  • Глаза дочери — в сердце отца. Глаза сына — в сердце матери

  • Два стимула к развитию: любовь и страх. Страх — это избежание страданий. Любовь — стремление к счастью. Если стимул — это страх, то не получишь счастья

  • Дети проявляют те эмоции, которые мы подавляем. Например, мама подавляет напряжение, что ее ребенок в гостях будет вести себя плохо. В результате, ребенок действительно ведет себя плохо, «помогая» маме выплеснуть эмоции. «Треснешь как следует — ребенок шелковый». Он становится шелковым, потому что мама сняла напряжение

  • Нас раздражают в поведении ребенка наши собственные эмоции, которыми мы его загрузили

  • Ребенок не умеет выстраивать логические цепочки и абстрагироваться от ситуации: если сейчас происходит плохое (его ругают), ему кажется, что это будет всегда. Поэтому:

    • не следует осуждать за капризы (например, когда нет рядом родителей — он не понимает, что это временно);
    • ограждать от любого негатива
  • Наказание в трех гунах: в невежестве; в страсти; в благости. Первые два — в состоянии гнева, последнее (единственно правильный вариант) — с добрым сердцем

  • Веды: ребенок до 5 лет — царь (разрешается все), от 5 до 14 — слуга (можно наказывать), после 15 — друг (общаться на равных; наказывать уже поздно)

  • Посрамление, сравнение с другим ребенком — скрытые формы насилия

  • Родители: а) строгие; б) либеральные. Ни то, ни другое неправильно, нужно искать золотую середину, мотивировать ребенка к сотрудничеству (как — см. ниже)

  • Типы детей:

    • сенситивный (вода). Эмоциональные, тонко чувствуют нужды и желания других людей. Отзывчивые. Не коммуникативны. Потребность — чтобы их выслушали и поняли их чувства. Переключение на позитив не помогает. Нельзя наказывать за негативные эмоции;

    • активный (огонь). Потребность — действовать и достигать результатов. Будут сотрудничать, если для них есть план действий. Если плана нет, действуют по своему усмотрению — переходя к деструктивным последствиям. Лидеры, могут и должны организовывать других детей. Подчиняются авторитету («Так папа сказал»). Мучительно переживают покой. Действуют и ошибаются — нельзя наказывать за ошибки. Нельзя критиковать при других. Нужна похвала. Мотивация: «Давай сделаем …» (а не «сделай»);

    • коммуникативный (воздух). Основа — познание себя и окружающих, восприятие мира, отношения. Не любят рутину. Много чего начинают и бросают, забывают. Их мотивируют перемены. Избыток информации, впечатлений (СМИ, развлечения) разрушителен;

    • рецептивный (земля). Хотят знать, что произойдет дальше, чего стоит ожидать, что будут делать окружающие. Мотивация: режим, повтор и ритм. «Настало время делать то-то» (=»Все под контролем»)

  • Если подавлять сопротивление ребенка, то он перестанет понимать свои желания, станет плыть по течению и подвергаться влиянию других. Также станет перенимать тактику подавления, насилия по отношению к другим

  • Внешняя покорность ребенка не то же самое, что подчинение. Первое — воля сломлена, нет желания достигать целей. Второе — готов к сотрудничеству

  • Либеральное воспитание: жертвуем собой и НЕ побуждаем к сотрудничеству (отношения «Проиграл/Выиграл»)

  • Ошибки при взаимодействии с детьми:

    • риторические вопросы
    • оправдания и длительные пояснения по поводу того, зачем нужно что-то сделать (снижается авторитет родителя)
    • нравоучения
    • душеизлияние
    • угрозы
  • Когда просишь о чем-то, не отделяй себя от ребенка (Правильно: «Давай сейчас наведем порядок. Я помою посуду, а ты уберешь игрушки»; ключевое — «мы наведем порядок»)

  • Похвала: не нужны эпитеты, оценки. За что я благодарю? Какие чувства испытываю?

  • Если человек не чувствует возможности испытывать счастье от того вида служения, которое ему понятно и доступно на данный момент, он теряет мотивацию к служению вообще. У детей служение — это делать то, что нравится им самим, а не тем, кому они помогают. Нельзя осуждать за это

  • Девочки больше нуждаются в заботе. Мальчики — в доверии. В раннем возрасте и тем, и другим, нужно больше заботы. Потом — больше доверия. Поэтому дочь должна быть под опекой матери, а сын — под опекой отца (так было в ведическую эпоху)). Иначе родители будут давать детям не то, что им нужно

  • Освобождение от стресса: мальчики — уединение, молчание, помогать — когда просит; девочки — общение.

  • Типы интеллекта: академический (хорошо учится), эмоциональный (важны отношения), физический (спорт), творческий (воображение; не вписываются в стандарты), художественный (сценическая деятельность), мудрый (ищут суть вещей), интуитивный (знают, не изучая; нельзя заставлять учиться); особый талант. Нельзя сравнивать детей

  • Нельзя осуждать за ошибки:

    • фокусироваться на исправлении ошибок;
    • дети не могут выстраивать логические цепочки. Бесполезно сокрушаться, «как он мог так поступить»;
    • детям для развития нужна атмосфера безопасности. Если корить за ошибки, такой атмосферы не будет. Будет страх совершения ошибок;
    • до 9 лет не могут учиться на ошибках;
    • ребенок учиться на примере. Родители должны не осуждать (иначе ребенок тоже будет осуждать), а показывать, как исправлять ошибки;
    • последствия осуждения за ошибки: скрытность и вранье; не будут ставить высоких целей (жизнь в зоне комфорта); наоборот, будут ставить очень высокие цели, но будут постоянно неудовлетворены жизнью; будут постоянно оправдываться, снимая с себя ответственность; пониженная самооценка;
    • признавать ли родителям свои ошибки (при детях)? Да, тогда и дети научатся тому же;
  • Нельзя осуждать за желания:

    • две составляющие счастливой жизни: человек должен быть доволен тем, что имеет, и не должен бояться хотеть большего;
    • когда родители не могут исполнить желание, это нормально. Неправильно осуждать за желания;
    • когда желания подавляются (осуждением), возникают негативные эмоции;
    • в конченом счете подавляется понимание своих желаний, ломается воля ребенка, он перестает сотрудничать. Даже может стесняться отпрашиваться в туалет. Подвергается влиянию толпы (т.к. нет своих желаний);
    • грань между удовлетворением потребностей ребенка и баловством: неправильно, когда отказываем себе в покое ума, в развитии, в своих желаниях. Не должно быть эмоционального рабства (страх перед капризами)
  • Нельзя осуждать за эмоции:

    • если сильно покровительствовать, жертвуя своими интересами и ценностями, то человек попадает в зависимость и начинает ненавидеть покровителя. Поэтому нельзя лишать ребенка возможности пережить негативные эмоции;
    • нужно уметь признавать чувства ребенка («5 секунд молчания»);
    • если мы его принимаем даже в негативном эмоциональном состоянии, то, пережив стресс, он увидит, что его по-прежнему любят. Со временем начнет понимать, что любовь важнее всего.
Рубрики
Взаимоотношения

Гармоничное общение с детьми: помогаем при эмоциональных проблемах

Продолжая серию публикаций на тему воспитания детей (см. предыдущие заметки про похвалу и наказание), я бы хотел поговорить о том, как помогать детям в преодолении разного рода негативных эмоций. Что делать, когда ваш ребенок расстроен, обижен или злится? Нужно ли, если у него проблемы, что-то советовать? Как сделать, чтобы после вашей «помощи» он не замкнулся и вы не утратили доверительных отношений? Читайте об этом в данном материале.

Опыт

Для начала приведу несколько историй из жизни.

Случай первый. Как-то раз, когда мы отдыхали на даче, мой сын пришел ко мне весь понурый.

— Что с тобой, ты чем-то расстроен? — спросил я.

— Мне сказали, что в моем магазине никто ничего не купит.

— Охх… Ты проделал такую работу! Насобирал овощей и фруктов, разложил их по пакетикам, сделал ценники, смастерил прилавок… Ты занимался этим целое утро! Это, должно быть, неприятно, услышать такое…

После небольшой паузы он ответил:

— Ну ничего. Зато я придумал: мы поделим еду и съедим ее! Пойдем скорее! Только мне достанутся ягоды!

Случай второй. Снова дача. Конец лета, почти все друзья разъехались. Нахожу его сидящим на дороге. Сажусь рядом на корточки.

— Что с тобой случилось?

— Аня уехала, больше у меня нет друзей.

— Да, грустно, когда остаешься один. Я помню эти ощущения из своего детства.

Встает, берет меня за руку, мы молча уходим домой.

Ну и третий случай. Слезы ручьем. Пытаюсь выяснить, в чем дело. Вроде бы пустяк — сломался только что купленный мелок.

— Ты расстроился из-за того, что мелок был новый и сразу сломался?

Кивает головой.

— Да уж, неприятно. Новая вещь, и на тебе.

— Еще у меня руки будут пачкаться, потому что я расстроился и выбросил бумажку, в которую он был завернут.

— Охх, неудобно.

— И еще мелок теперь стал тупым.

— Мда…

Помогает не особо. Держусь, чтобы не начать что-то советовать, но в голову ничего путного не приходит. Аккуратно и ненавязчиво приступаю:

— Что если мы завернем мелок в другую бумажку и заклеим?

Молчание.

— И, как думаешь, может, стоит подточить его ножом?

Кивает. Успокаивается. Идем решать проблемы.

— Только я потом хочу порисовать.

Признавайте чувства

Итак, в чем основная идея?

В книге «Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили», на которую я уже не раз ссылался, для таких случаев приводится простой, на первый взгляд, алгоритм. Заключается он в следующем: чтобы помочь ребенку справиться со своими чувствами, нужно признать эти чувства. Показать, что вы понимаете, каково ему в данный момент. Что вы рядом и готовы выслушать и поддержать. И это — всё. Если вы это делаете, то ему становится легче пройти проблемную ситуацию. Пройти — самому, то есть успокоиться, самому придумать, что делать дальше, и сделать это.

Чтобы помочь ребенку разобраться со своими чувствами, рекомендуется следующее:

— Внимательно выслушать

Важно участие. Вряд ли будет польза, если, увидев пустячность проблемы, вы отделаетесь формальными ответами, не отрываясь при этом от экрана телевизора или от газеты.

— Разделить чувства

Чтобы разделить чувства, не нужно придумывать ничего сверхъестественного. Бывает достаточно коротких слов типа «да», «понятно», «ого» и пр. А вот назойливые расспросы и советы уместны здесь не будут.

— Назвать чувства

Отрицание чувств («ты расстроился из-за ерунды») обычно делу не помогает. Правильнее называть чувства («я вижу ты расстроен», «похоже, ты здорово разозлился»). Помимо прочего, это дает ребенку запас слов для описания своего внутреннего состояния.

— Показать, что вам понятны желания ребенка, подарить желаемое в фантазии

Вместо каких-то логических объяснений («мелок сломался и с этим ничего не поделаешь») можно немного пофантазировать («я бы хотел, чтобы у тебя были волшебные мелки, которые никогда не ломаются»). Подобное может показаться странным, когда читаешь, но если это под стать месту и времени, то может оказаться вполне действенным.

В чем секрет?

Я долго не мог понять, почему так важно именно признавать чувства? Я видел, что этот подход работает, но никак не мог подвести под него теоретическое обоснование. Спустя время понимание все-таки пришло.

Многие наверное слышали про важность сохранения осознанности, или присутствия в настоящем моменте. Экхарт Толле, Дипак Чопра и ряд других авторов пишут вещи наподобие следующих: если вы гневаетесь, осознайте, что гневаетесь; если вы обижены, осознайте, что обижены. Это есть первый шаг по преодолению негативных эмоций. Почему? Потому что эмоции сопровождаются неприятием. Мы не можем принять какую-то ситуацию, не можем принять чувства, которые появляются внутри нас. Отсюда рождается внутренняя боль. Осознание же эмоций, наблюдение за ними, позволяет, в конечном счете, высвободиться от них. Разумеется, речь не идет о том, чтобы поощрять негативные эмоции. Вне всякого сомнения, нужно работать над тем, чтобы они не возникали. Но если уж возникли, то давить, или отрицать, их не следует.

Однако причем тут все это? А притом, что, признавая чьи-то чувства, мы помогаем человеку проявить осознанность. То есть как бы подсказываем ему, что с ним происходит. И таким образом помогаем принять ситуацию, преодолеть свои эмоции. Вот и весь секрет.

Альтернативы

Давайте рассмотрим другие варианты того, как можно реагировать на эмоциональные проблемы.

  • «Не расстраивайся из-за ерунды»

Как я уже упомянул, здесь имеет место отрицание чувств. Мы как бы говорим, что эти чувства неправильные, по сути предлагая их подавить, а не высвободить. В этом случае будьте готовы, что найдется тот, кто так же скажет и про ваши проблемы — что все это ерунда. Кстати он будет прав! Но от осознания этого ведь легче не становится.

  • «Нет, это был интересный праздник, потому что …»

Представьте, вы старались, организовывая детский праздник, потратили время и деньги, а ребенок счел его скучным. Обидно (вам). И никто ведь ваши чувства не признает! Поэтому возникает желание убедить ребенка, что на самом деле все было интересно и весело, — это такое навязывание чувств.

  • «Не будь нытиком»/ «Ты же мужчина» / «Глупо расстраиваться из-за такого» / «Тебе следовало быть осторожнее с мелками» / «Это все потому, что ты …»

А это уже критика и осуждение, т.е. скрытая агрессия. Ни в коем случае нельзя осуждать человека за его чувства — неизвестно ведь, как поступили бы вы, окажись на месте своего собеседника. Полезно вообще выработать в себе привычку не-осуждения (или не-суждения) — это очень важный навык, не только в плане воспитания детей. Даже если вы осуждаете ребенка только внутренне, то это так или иначе проявится, причем, вполне вероятно, незаметно для вас. Через слова, интонации, взгляды и жесты, в конце концов. А дальше — замкнутость с его стороны, утрата доверительности в отношениях.

К слову о мужчинах. Только не подумайте, что, признавая чувства, вы вырастите плаксу — это не так. Призывы быть кем-то, в данном случае — мужчиной, вообще, работают слабо.

И еще. Я ни в коем разе не спорю с тем, что, скажем, обидчивость, нужно преодолевать. Но такими фразами, поверьте, этого не добьешься.

  • «В жизни даются разные испытания. Тебе нужно пройти это, чтобы стать сильнее»

Вполне возможно, что вас может потянуть на философию, рассказать о смысле жизни и т.п. Об этом, конечно, нужно разговаривать. Да, любая душевная боль (да и физическая тоже) идет от эго, при отрыве от привязанностей, отражая наше внутреннее несовершенство и т.п. Но есть гениальная фраза: «Когда человек тонет, не время учить его плавать». Поэтому, даже если вы говорите объективно правильные вещи (а разве может быть иначе?), то как средство первой помощи это все равно не подходит.

  • «А что ты хотел? Ты еще слишком мал, чтобы заниматься торговлей»

Если мы часто опускаем ребенка с небес на землю, то не должны ожидать от него ни самостоятельности, ни проявления какого-то творческого начала.

  • «Чтобы все это продать, нужно было бы сделать вот что: …»

Здесь мы даем понять: ты не дальновидный, не сообразительный и т.п. Интересно, кто успокоится после такого.

  • «Бедный, как тебе не повезло!»

Не следует путать признание чувств (или сострадание) с жалостью. Кстати, считается, что, испытывая жалость к какому-то человеку, мы берем его карму на себя. Но сейчас не об этом. Важно то, что если начать жалеть, то можно только усугубить ситуацию — ребенок еще сильнее погрузится в свои переживания.

  • «Не горюй, купим тебе новые мелки»

Как думаете, что на это ответит ребенок? Предполагаю, что как-то так: «Мне не нужны новые мелки, я хочу эти!!!». Почему так? Потому что в данном случае дело не в мелках. Дело в тех ожиданиях, которые в голове данного конкретного человечка не состыковались с реальностью и вызвали эмоциональное напряжение. Нужно это напряжение высвободить.

На чьей мы стороне?

Если случился какой-то конфликт, например ребенок получил нагоняй от учителя, возникает важный вопрос: на чьей стороне должны быть мы? Во всем поддерживать ребенка? Но если он был не прав, то мы поощрим плохое поведение. Встать на другую сторону? Тогда он обидится еще сильнее. Как быть?

Ответ таков: признавая чьи-то чувства, вовсе не обязательно высказывать одобрение действиям. Не нужно даже одобрять сами эти чувства (равно как и осуждать за чувства, да и за действия — тоже). То есть, от оценок вообще лучше воздерживаться. Возвращаясь к вышесказанному: достаточно лишь признать чувства, подтвердить право на их возникновение.

Что касается корректировки поведения, то это отдельная тема. Но вы можете, признав для начала чувства, сформулировать затем свои ожидания, например так: «Я вижу, как ты рассержен. Попробуй в следующий раз объяснить все словами, а не кулаками».

Отдельно о советах

Когда ребенок приходит с какой-то проблемой, то, чтобы его поскорее успокоить, возникает соблазн что-то посоветовать. Нужно ли так делать?

Напоминаю еще раз про утопающего — учить плавать лучше потом. А сейчас нужно помочь пройти данную конкретную ситуацию, в которой ожидания ребенка не совпали с действительностью.

Недавно я ехал на машине и, попав в яму, проколол два колеса. Неприятно. Я, вообще, вроде бы имею понимание, как нужно решать подобные проблемы. Но все равно ведь неприятно! И от того, что кто-то в подобной ситуации посоветует мне поехать в шиномонтаж (равно как и посоветует относиться философски, или пожурит за невнимательность), мое состояние разом не изменится.

Другой момент. Ребенок действительно может не видеть какое-то решение проблемы. Но уверенный совет (мол, это же очевидно!) может только усугубить ситуацию — ребенок подумает: «Я совсем глуп, если не смог до такого додуматься». Поэтому советовать, если без этого никак, нужно осторожно, предлагая свой вариант решения не как единственно верный, а как бы вынося его на усмотрение ребенка. Здесь можно пользоваться такими словесными конструкциями, как «Что ты думаешь насчет …», «Как ты смотришь на то, чтобы …», «Может, сделаем так …» и пр. Я проиллюстрировал это в истории с мелками.

Но вообще, нужно помнить, что лучше учить детей тому, чтобы они привыкали самостоятельно искать решения, чем делать что-то за них. Не стоит подавлять самостоятельность. В конце концов, жизнь дается для приобретения опыта.

Освоение практик

Как и в предыдущих своих материалах, я хочу подчеркнуть следующую мысль. Если не получается воспитывать детей в правильном ключе, то, я убежден, нужно меняться в первую очередь родителям. Дети здесь просто сигнализируют о нашем внутреннем несовершенстве:

  • когда у нас нет желания опуститься до проблем другого человека и выслушать его
  • когда мы, будучи поглощенными собой, не замечаем чувств и потребностей окружающих
  • когда мы стремимся навязать окружающим свое мироощущение
  • когда мы хотим быстро решить чью-то проблему, чтобы нам не докучали
  • когда мы из страха слишком сильно опекаем своих близких

и так далее.

Должен признаться, что прошел не один год, пока у меня самого реально стало что-то получаться в данном направлении. Конечно, желаю всем пройти этот путь быстрее. Но преодолевать влияние глубоко укоренившихся привычек бывает не так-то просто.

Освоив эти навыки, вы придете к выводу, что они позволяют решать различные проблемы, в т.ч. связанные с нежелательным поведением со стороны детей. Также вы наверняка обнаружите, что в общении со взрослыми работают примерно те же самые принципы. Надеюсь, вскоре мне удастся написать об этом подробнее.

Успехов вам в воспитании!

Материал по теме:

  • необычный способ помочь ребенку справиться с чувствами при помощи арт-терапии (т.е. рисования) — читайте в блоге Виталия Колесника
Рубрики
Взаимоотношения

Вдогонку к теме про похвалу

— Именно это я и пытаюсь тебе объяснить, — сказала Джейн. — Дети не любят похвалы, связанные с оценками. Они сразу же отвергают их. Иногда они даже сознательно начинают вести себя плохо, чтобы доказать, что взрослые ошибались.

— Слушай, а ты права! … Тот мальчик, Брайан, который вечно выводит учителей из себя, наконец-то уселся на свое место и выполнил задание. Тогда я потрепала его по плечу и сказала, что он молодец. Я думала, что похвала заставит его вести себя еще лучше, но получилось наоборот. Он сощурился, высунул язык и свалился со стула.

Отрывок из книги » Как говорить с детьми, чтобы они учились»

Рубрики
Взаимоотношения

Как хвалить детей

В свое время я написал заметку о наказании детей, пообещав в продолжение поговорить на более приятную тему — о том, как правильно детей хвалить. О похвале, а также о том, почему хвалить бывает трудно, читайте в этом материале.

«Будь хорошим мальчиком»

Распространенный вариант похвалы — это какое-то оценочное суждение типа «хороший мальчик», «молодец» или «умница» — если мы говорим о самом ребенке. Или «прекрасно», «замечательно», «восхитительно» — когда мы оцениваем, например, поступок. Бывает, можно услышать что-то типа: «Если будешь хорошо себя вести, куплю тебе мороженое». Это, можно сказать, крылатая фраза.

Почему такие варианты похвалы не рекомендуются?

Во-первых. Давая оценку чему-либо, мы всегда действуем в своей системе координат. Не факт, что эта система правильная или, точнее сказать, адекватная ситуации.

Простой пример. Представьте, что вы накормили кого-то обедом, разогрев в микроволновке обычный полуфабрикат. Если в знак благодарности вам скажут, что вы отличный повар, восприниматься это будет, согласитесь, немного странно. Поэтому с оценками нужно быть осторожнее. Куда правильнее говорить о своих ощущениях — например, что вы вкусно поели. Но я забегаю вперед.

Дальше. Что стоит за похвалой типа «хороший мальчик»? Если ребенок ведет себя «хорошо» , то он хороший и таким мы его, конечно же, любим. Если ведет себя «плохо», то тогда он плохой и любить его уже особо не за что. Говоря по-другому: сделай мне хорошо (веди себя примерно, не создавай мне лишних хлопот, не позорь меня, развесели меня), и я буду тебя любить. Но на такое отношение дети будут отвечать протестом. Объяснить, что настоящая любовь — это когда принимают со всеми недостатками, они вряд ли еще смогут. Но подсознательная реакция даст о себе знать, словно призывая: научитесь любить меня, когда я «плохой».

В общем, дети не любят оценочные похвалы и, бывает, начинают в ответ сознательно вести себя плохо.

Еще одно соображение. В восточных практиках отказ от суждения (и от различных оценок) — это один из способов успокоения ума и решения психологических проблем. Поэтому, прививая привычку раздавать оценки, особенно в системе координат «хороший/плохой», мы, получается, направляем детей не на самый правильный путь.

Хвалим правильно

Итак, каких моментов стоит избегать, разобрались, перейдем теперь к тому, как, собственно, правильнее хвалить.

Не претендую в этом вопросе на какое-то ноу-хау. Открываю ранее упоминавшуюся мной книгу «Как говорить …» (я по-прежнему рекомендую ее к прочтению) и вижу там следующие рекомендации:

1) Вместо оценки опишите, что вы видите:

«Я вижу чистый пол, ровно застеленную кровать и книги, аккуратно выставленные в ряд на полке».

2) Опишите, что вы чувствуете:

«Так приятно входить в эту комнату»

3) Подытожьте похвальное поведение ребенка каким-нибудь словом:

«Ты разобрал свои карандаши, мелки и ручки и разложил их по коробкам. Вот что я называю организацией!»

Почему рекомендуется описание? Потому что ребенок, услышав его, способен сам себя похвалить. Он начинает осознавать и ценить свои сильные стороны.

А почему следует говорить о своих чувствах? Потому что мы таким образом даем ребенку информацию о том, каковы последствия его действий. И эти последствия, позитивные, он начинает осознавать. Как я уже писал, то же самое касается и альтернатив наказанию — если последствия поведения ребенка не самые лучшие, то нужно также сообщать ему об этом («Мне не нравится, когда …», «Я очень расстроен из-за того, что …»). То есть вместо прямых указаний (делай то, не делай это) ребенку просто дается информация о том, как он взаимодействует с окружающим миром. С тем, чтобы он сам мог сделать выбор.

Смысл третьего пункта рекомендаций — в том, чтобы помочь ребенку узнать себя лучше — понять, что такое быть инициативным, ответственным, заботливым, пунктуальным, организованным, хозяйственным и т.п.

Важное предостережение: не следует хвалить за то, чего нет. Если кровать застелена плохо, если домашнее задание оформлено неряшливо — не надо говорить, что все хорошо. В этом случае нужно попробовать найти что-то хорошее в том, что есть. Хоть одну букву.

Кроме того, похвала должна соответствовать возрасту и способностям ребенка. Не следует, скажем, хвалить подростка за то, что он почистил зубы. Это вызовет разве что недоумение.

Если хвалить хочется, но не получается

Важный вопрос: как все это реально воплотить в жизнь? Бывает ведь так: прочитал умную книгу, со всеми советами согласился, но изменить свои привычки не получилось. Почему так? Потому что есть разные уровни ума, и интеллект (та, понимающая, что нужно часто хвалить, его часть) — это вовсе не то, что, скажем так, банк привычек (в котором привычка хвалить залегла под грузом склонностей к упрекам глубоко на дно).

Для изменения привычек понимание иметь необходимо, но — недостаточно. Нужно еще какое-то время потрудиться. Над чем трудиться в данном случае?

Порассуждаем. Когда мы хвалим, мы отдаем позитивную энергию. Но бывает, желания отдавать нет, а хочется только получать. Прилежное поведение со стороны ребенка, например (см. выше про «хорошего мальчика»). И когда желаемое получить не удается, то появляются упреки и все прочее. Тут не до похвалы. Кстати, я разбирал ситуацию, когда человек по-жизни бывает нацелен на негатив, в одной из последних заметок. Вывод, в общем-то, прост: если не получается хвалить, то нужно преодолевать собственный эгоизм. Чтоб уж решить вопрос наверняка. Так что процесс воспитания детей дает массу возможностей для работы над собой.

Можно, конечно, попробовать начать с малого, не замахиваясь сразу же на Вильяма Шекспира. Завести в своем распорядке «время похвалы» — например за ужином, когда вся семья в сборе (хотя не забывайте про принципы правильного питания :) ). Когда какое-то действие планируется на одно и то же время, то привыкнуть к нему по идее легче. Так, глядишь, и в привычку войдет. Можно, кстати, ребенком не ограничиваться — другим членам семьи комплименты наверняка тоже не навредят, не так ли?

Давайте хвалить чаще!

P.S. Книга «Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили» на Озоне.